Загадка острова Пасхи


Загадка острова Пасхи
Остров Пасхи — принадлежащий Чили клочок пустынной земли, затерянный посреди Тихого океана. (Он расположен в 3703 км от побережья ближайшего материка (Южной Америки) и удален от ближайших населенных островов (остров Питкэрн) на 1819 км.)
Голландский адмирал Якоб Роггевен, отправившийся из Амстердама на поиски Земли Дэвиса, конечно, был не первым европейцем, обнаружившим остров Пасхи. Но он первым описал его и определил координаты.
И название острову дал именно Роггевен, чьи корабли причалили к нему 5 апреля 1722 года в день христианского праздника Пасхи.
Как сообщил в записках Роггевен, выйдя на берег, моряки увидели, что местные жители «развели костры перед очень высокими каменными статуями… которые нас поразили, поскольку мы не могли понять, как эти люди, не располагая ни строевым деревом, ни прочными веревками, смогли их возвести».
В то время на территории, открытой Роггевеном, обитало около двух-трех тысяч туземцев, называвших остров Рапа-Нуи, то есть «пуп земли».
Капитан Джеймс Кук высадился на острове в 1774 году и был поражен не меньше Роггевена, отметив невероятный контраст между великолепными статуями-великанами Рапа-Нуи и убогой жизнью коренного населения:
«Нам трудно было представить, как островитяне, лишенные техники, смогли установить эти поразительные фигуры и вдобавок водрузить им на головы громадные цилиндрические камни».
В 1786 году на остров высаживается Жан Франсуа Лаперуз, он указал более точные его координаты и составил детальную карту Рапа-Нуи. Но не только.
Как считают современные исследователи, именно Лаперуз положил начало не прекращающейся до сих пор дискуссии о судьбе, постигшей остров Пасхи.
Мореплаватель рассказал о «деревьях, которые эти жители имели неосторожность срубить в очень давние времена».
«Долгое пребывание на острове Иль-де-Франс, который очень похож на остров Пасхи, — писал Лаперуз, — меня научило, что деревья там никогда не дают новых ростков, если только они не укрыты от морских ветров другими деревьями или кольцом стен, и этот опыт позволил мне открыть причину опустошения острова Пасхи.
У жителей этого острова было меньше оснований жаловаться на извержение вулканов, давно потухших, чем на собственную неосторожность».
На протяжении XIX века европейцы не раз высаживались на острове Пасхи. Цели у них были самые разные: миссионерские, познавательные или просто грабительские. И лишь с XX века начались многочисленные научно-исследовательские экспедиции на остров. Англичане, французы, чилийцы изучали каменные статуи и вели археологические раскопки в разных его районах.
В 1950-х годах знаменитый норвежский путешественник Тур Хейердал заново открыл миру остров Пасхи. И выдвинул гипотезу: остров был заселен переселенцами из Древнего Перу. Действительно, многое указывает на то, что инки неоднократно посещали остров. Да и его каменные изваяния весьма напоминают найденные в Андах статуэтки.
Кроме того, на острове выращивают батат, распространенный в Перу.
И тем не менее теория перуанского происхождения древнего населения острова Пасхи не нашла убедительного подтверждения. Проведенный позже генетический анализ его населения указывает скорее на их полинезийское происхождение. Да и рапануйский язык принадлежит к семейству полинезийских.
Другие исследователи — вслед за Хейердалом — предложили свои сценарии, предполагавшие вторжение на остров извне. По одному из них около 900 года нашей эры к острову причалило несколько больших лодок с десятками полинезийцев на борту. В этих «Ноевых ковчегах» помимо мужчин, женщин и детей прибыли домашние животные и культурные растения.
На острове, покрытом в то время непроходимыми лесами, пришельцы нашли все, что требовалось для жизни. Здесь они создали свою цивилизацию.
Ее золотой век продолжался с 1000 до 1500 года. За это время население острова увеличилось, по некоторым оценкам, до двадцати тысяч человек и более.
Именно они вырубили из вулканического туфа в кратере Рано Рараку около тысячи каменных статуй. Причем работая только каменными инструментами!
Более 230 статуй аборигены сумели переместить из кратера на значительные расстояния и установить на каменных платформах в прибрежной зоне острова. Остальные остались незавершенными.
К этому времени на острове произошло нечто, что изменило привычный ход событий. Никто больше не вырубал каменных статуй. Неведомый нам конфликт, похоже, привел людей к междоусобицам и войнам. Об этом свидетельствуют обнаруженные исследователями наконечники стрел и дротики из обсидиана — их тысячи.
Видимо, конфликт привел и к низвержению каменных идолов, на смену прежнему культу поклонения предкам пришла другая религия — культ силы.
К 1722 году, когда остров увидели европейцы, со славным прошлым уже было покончено: его населяли не более двух тысяч человек, влачивших нищенское существование на обломках прежде обустроенной жизни.
Что же случилось на острове Пасхи? И действительно ли его некогда покрывали леса? Если так, то почему они исчезли?
Найденные на острове орехи стали одним из доказательств того, что когда-то на нем шумели леса. Эта находка имеет свою историю.
Сначала орехи нашел один из участников экспедиции Тура Хейердала, но отнес их к дереву, завезенному на остров Пасхи относительно недавно.
Затем уже большее количество орехов обнаружил в лавовой пещере житель острова Эдмундо Эдварде. Часть из них при изучении отнесли к виду пальм, растущих на тропических островах Тихого океана.
И, наконец, в начале 1980-х годов французские спелеологи Гро и Гутьер тоже обнаружили орехи в пещерах. И оказалось, что они принадлежат пальме, находящейся в ближайшем родстве с чилийской винной пальмой — самой крупной пальмой планеты.
К началу 1990-х годов накопилось довольно много случаев находок орехов и остатков пальмовой древесины в разных местах острова. Датировка, проведенная радиоуглеродным методом, показала их возраст — 780—860 лет.
Значит, деревья росли на острове и после того, как на нем поселились люди.
Но лишь усилиями палинологов — специалистов, изучающих пыльцу трав, кустарников, деревьев, законсервированную в отложениях озер и болот, — удалось прояснить историю растительности на острове. Ученые установили, что пыльца упомянутой самой крупной пальмы встречается во всех трех вулканических кратерах, но больше всего ее — в озерно-болотных отложениях, на самых низких отметках.
В итоге палинологи сделали однозначный вывод: лесная растительность острова Пасхи была мощной, буйной и просуществовала без каких-либо серьезных изменений не менее тридцати тысяч лет.
На высоте до 400 метров над уровнем моря в составе лесов преобладала пальма. Выше в растительном покрове доминировали кустарники или небольшое маргаритковое дерево (оно встречается на многих тихоокеанских островах).
Лишь около 1200 лет назад доля пыльцы деревьев и кустарников резко сокращается. Пыльцевые спектры показывают, как постепенно из растительного покрова острова исчезают пальмы. А около 600 лет назад лесов не осталось…
Может быть, виной тому экологическая катастрофа?
Люди, поселившись на острове, начали активно истреблять леса — их выжигали, освобождая землю для ведения сельского хозяйства, большое количество древесины шло на топливо, на строительство жилищ и лодок, на создание катков для перемещения гигантских каменных статуй.
Росло островное население, и проблемы все более усугублялись. Сведение лесов вызвало эрозию и истощение почвы: сельское хозяйство уже не могло  прокормить  всех. 
Без катков, которые прежде делали из пальмовых стволов, застыли на месте каменные исполины. Настал момент, когда эрозия, вызванная дождями и сильными ветрами, лишила работы земледельцев.
Следствием этих бед и стала, видимо, гражданская война, уничтожившая почти все население к 1650 году.
Так ли было на самом деле, сказать трудно. Однако сценарий этой экологической катастрофы был принят многими учеными.
Недавно французский журнал «L’Histoire» в очередной раз попытался найти ответ на вопрос: что же произошло на острове Пасхи? И начал с обзора возникших за последние годы новых гипотез; о некоторых из них и пойдет далее речь.
В 2002 году британский археолог Пол Рейнбед указывал, что другие острова Тихого океана, пройдя эволюцию, схожую с той, что выпала на долю острова Пасхи, почему-то не столкнулись с катастрофой подобного масштаба. Его предположение: подлинное экологическое бедствие на острове Пасхи случилось после появления на нем европейцев и по причине их появления. Вероятно, они привезли с собой жвачных животных, которые уничтожили всю растительность.
Однако собранные к тому времени серьезные сведения об истории острова не позволили принять эту точку зрения всерьез.
Интересные данные появились в публикациях таких видных французских специалистов, как Катрин и Мишель Орлиак. Ветераны археологических поисков в Океании и на острове Пасхи, они в 2005 году опубликовали статью, в которой говорили о возможной роли в судьбе острова климатических изменений. Похоже, что в века, предшествовавшие приходу европейцев, на состояние Рапа-Нуи повлияло сочетание последствий Малого ледникового периода, наступившего в конце XIV века, и неблагоприятных циклов течения Эль-Ниньо.
Наконец, изменение силы пассатов вызвало потепление океана. Начались катастрофические засухи, от которых, возможно, серьезно пострадала растительность острова. В этом ученые увидели причину тех бедствий, которые некоторые специалисты приписывают человеку.
Для обоснования своей точки зрения Катрин Орлиак провела огромную работу — сравнила 2300 фрагментов обугленной древесины, найденных в Рапа-Нуи, с фрагментами растений, произраставших в Полинезии.
Неожиданную версию выдвинул недавно археолог Терри Хант (США). Он пришел к заключению, что драматическую судьбу местных обитателей определили крысы и европейцы. Именно крысы уничтожили более 16 миллионов росших на значительной части острова пальм, поедая их семена и фрукты.

Работая вместе с антропологами из музея острова Пасхи, исследователь восстановил некоторые этапы его истории, о которых ранее ничего не было известно, и представил свои открытия на конгрессе Американской антропологической ассоциации.
«Анализируя остатки угля, можно утверждать, что полинезийцы начали колонизировать остров с 1200 года…
Кроме того, мы смогли установить, изучая цветочную пыльцу и остатки пепла, что количество пальм, произраставших на острове, стало сокращаться в годы, предшествовавшие появлению на нем человека«,— подчеркивает Хант.
Популяция же крыс незадолго до того, как на острове появились полинезийцы, была громадной — более 20 миллионов особей (потом их поголовье сократилось до миллиона).
Хант сомневается и в том, что на острове была гражданская война. «Свидетельств гражданской войны слишком мало», — полагает он.
По мнению исследователя, на острове первоначально высадилось около 50 человек. Постепенно численность населения выросла до 3000 человек и оставалась такой до 1650 года. С прибытием на остров голландских торговцев там появились неведомые ранее болезни, а потом торговцы стали вывозить аборигенов в качестве рабов, и численность местного населения начала уменьшаться.
Гипотеза Ханта получила подтверждение многих антропологов.
Но что тогда думать о факте, согласно которому только присутствием крыс можно объяснить исчезновение больших пальм?
Это дерево живет около двух тысяч лет. Если человек, который завез с собой крыс, колонизировал остров Пасхи в 1200 году, замечают Пол Бан и Джон Фленли, значительная часть деревьев, существовавших    до    этого момента, должна была бы стоять и сегодня.
Наконец, почему крысы таким же образом не стали причиной уничтожения лесов на островах Фиджи, Таити или Новой Зеландии?
Итак, однозначного ответа на вопрос «Что случилось на острове Пасхи?» по-прежнему не найдено.
Во всяком случае, единогласие не достигнуто. Да и возможно ли оно?


ДЕЛИМСЯ СТАТЬЕЙ:


МЕТКИ ЗАПИСИ:

КОММЕНТАРИИ: 11

Оставить комментарий