Правильная пища


Правильная пища
Однажды я заинтересовался, что такое кошерная пища и почему среди 365 запретов, которые охватывают все стороны жизни благочестивого еврея, почти половина относится к пище.
Вот какую информацию я нашел.
«Пригодной» считается только лишь та пища, которая соответствует предписаниям Торы (Второзаконие, 14:3 — 20) 3500-летней давности.
Они гласят:
«Не ешь никакой мерзости. Вот скот, который вам можно есть: волы, овцы, козы, олень и серна, и буйвол, и лань, и зубр, и орикс, и камелопард.
Всякий скот, у которого раздвоены копыта и на обоих копытах глубокий разрез, и который скот жует жвачку, тот ешьте; только сих не ешьте из жующих жвачку и имеющих раздвоенные копыта с глубоким разрезом: верблюда, зайца и тушканчика, потому что хотя они жуют жвачку, но копыта у них не раздвоены: нечисты они для вас; и свиньи, потому что копыта у нее раздвоены, но не жует жвачки: нечиста она для вас».
Из приведенного выше, в принципе, понятно все, за исключением камелопарда — этим экзотическим словом именуется обыкновенный жираф, которого в старину считали мифическим зверем, помесью верблюда и пантеры (отсюда и название).
Зубр, это конечно, никакой не зубр, а дикий бык, орикс — крупная антилопа, которая жила некогда на Ближнем Востоке.
Дальше Писание переходит к водной стихни: «Из всех животных, которые в воде, ешьте всех, у которых есть перья (плавники) и чешуя; а всех тех, у которых нет перьев и чешуи, не ешьте: нечисто это для вас».
Следовательно, крабы, креветки или устрицы на столе у верующего еврея появиться не могут ни под каким соусом.
Не обойдены вниманием во Второзаконии и птицы: «Всякую птицу чистую ешьте; но сих не должно вам есть из них: орла, грифа и морского орла, и коршуна, и сокола, и кречета с породою их, и всякого ворона с породою его, и страуса, и совы, и чайки, и яст­реба с породою его, и филина, и ибиса, и ле­бедя, и пеликана, и сипа, и рыболова, и цап­ли, и зуя с породою его, и удода, и нетопыря».
В этот список входят далеко не все известные птицы, но по традиции евреи (как, впрочем, и большинство других народов) включают в свой рацион только мясо кур, уток, гусей, индеек и еще голубей.
Однозначно запрещено есть пресмыкающихся и других «ползучих тварей» (шерец), кроме четырех видов пустынной са­ранчи.
Немаловажная деталь: нечисты не только са­ми животные, но и все то, что от них исходит. Вследствие этого евреи едят только красную икру, так как у осетра нет чешуи, значит, он запрещен и соответственно черная икра тоже.
Нельзя есть и яйца нечистых птиц (например, страуса), а также яйца, в которых началось развитие птенцов. Существует лишь одно исключение: не только разрешен, но и рекомендован для питания мед некошерных пчел.
В той же книге Второзакония содержится ка­тегорическое предписание: «Не вари ягненка в молоке матери его».
Из этого был выведен са­мый жесткий запрет кашрута — на одновре­менное употребление мясных и молочных продуктов. Временной интервал между прие­мом мясной и молочной пищи должен составить не менее шести часов, между молочной и мясной — два часа.
Кроме того, мыть продукты и чистить посуду, в которой готовились мяс­ные и молочные блюда, необходимо в разных рако­винах, кушать их — из разной посуды, и даже хранить ее положено в разных шкафах (или холодильниках), чтобы они не соприкоснулись друг с другом даже случайно.
Раньше в бога­тых домах для этих целей заводили две кухни.(!)
Все прочие продукты называют «парве» (в переводе — «нейтральный»), их можно есть и с мясным, и с молочным. Обычно продукты, обозначенные как парве, являются продукта­ми растительного происхождения, исключе­ние составляет рыба, которую запрещено упо­треблять в пищу одновременно с мясом.
Категорично воспрещено употребление в пищу крови: «Только крепись, чтобы не упо­треблять в пищу кровь, ибо кровь — это душа: так не ешь душу вместе с плотью».
Верующие евреи кушают мясо, из которого удалена вся кровь до последней капли, поэтому животных забивают по строго определенным правилам (шхита).
Забоем занимается резник (шойхет) — один из главных людей в традиционной еврейской общине. Один он умеет заточить нож до остроты бритвенного лезвия и точным ударом рассечь животному нужные жилы.
Шойхет не менее года обучается на специальних курсах, затем получает диплом с под­писью раввина. Только на постановку руки при заточке ножа уходит от 80 до 100 часов учебного времени.
Для шхиты используется нож особой формы — халаф, остроту которого шойхет каждый раз проверяет ногтем. И если он находит малейшую зазубрину, нож заменя­ется другим.
Такая острота нужна как для то­го, чтобы не причинять животному лишних мучений, так и для того, чтобы вытекающая из жил кровь не успела просочиться в плоть и сделать мясо некошерным.
Для того чтобы кровь вытекла быстрее, тушу подвешивают вниз головой, а потом промывают в холодной воде, посыпают солью и кладут на наклонно поставленную доску над емкостью, куда стекает кровь.
Спустя пару часов мясо еще раз тщательно промывают, после чего оно счи­тается кошерным. Соль должна быть обязательно крупной: она вытягивает кровь, но в отличие от мелкой не проникает в мясо.
Для пе­чени, где особенно много крови, этого мало: ее посыпают солью, прокалывают в несколь­ких местах и обжаривают на открытом огне. Точно такую же операцию проделывают и с выменем.
Кошерность утрачивает мясо больного животного (невела, то есть «порченое») или животного, убитого хищниками или погибшего случайно (трефа, то есть «растерзанное»). Словом «тре­фа» нередко именуются все некошерные продук­ты, хотя это неверно.
За разделкой обескровленной туши следит другой специалист — машгиах, или наблюда­тель, отбирающий разрешенные части живот­ного. Дело в том, что правила кашрута запре­щают есть задние части туши, внутренний жир (он по традиции предназначен в жертву Всевышнему), а также бедра, из которых не был удален седалищный нерв — как память о том, что в свое время праотец Иаков был ранен ангелом в бед­ро.
Кстати, нерв удаляет еще один эксперт под назва­нием «менакер».
Когда отбор окончен, машгиах ставит на мясо печать, которая подтверждает его кошерность. Это может делать и шойхет, если он имеет нужную квалификацию, — в этом случае его называют «шуб» (сокращение от «шойхет у-водек», то есть «резник, проверяю­щий тушу»).
Такая же печать (екшер) сегодня ставится на многих других продуктах, ведь многие верующие употребляют продукты, при­готовленные исключительно евреями. Это относится и к мясу, и к хлебу, и к вину. Мягче всего от­ношение к овощам и фруктам: их можно есть все, но только без червей и личинок насеко­мых, которые считаются нечистыми.
По этой же причине нужно тщательно перебирать крупу, а муку просеивать через мелкое сито.
Самые строгие поборники традиций полагают, что кошерные продукты, которые приготов­лены неевреями, есть некошерными (бишуль акум). Правда, это касается только пищи, которую необходимо готовить. К тому же, если хотя бы в одной из трех стадии готовки (зажигание огня, помещение на него пищи и доведение ее до готовности) принял участие еврей, блюдо вмиг становится кошерным.
Некошерными могут быть и лекарства, в особенности те, что заключены в капсулы из желатина, который получают из костей животных. Чаще всего евреям   разрешено   употреблять   их.

Источники информации:
1.Эрлихман В. «Правильная пища»


ДЕЛИМСЯ СТАТЬЕЙ:


МЕТКИ ЗАПИСИ:

КОММЕНТАРИИ: 11

Оставить комментарий